Большое расследование Русского Расклада

Банкротное ханство

gallery/img_4631-edit жизнь в максатихе

        Максатихинский район Тверской области имеет мрачную репутацию: мертвые села, загаженные реки, канализационный смрад, вырубленные леса, фанерный комбинат-банкрот и  городишко Максатиха при нём. За последние несколько лет тут: повесился замглавы по имуществу, в администрации взорвали гранату, а председатель поселкового совета депутатов застрелил жену и застрелился сам. Губернатор Игорь Руденя объявил об апофеозе противостояния уездных элит и нахождении подрывников, но за три года виновные не наказаны.

 

       Жизнь в Максатихе циклична. Единственную городскую котельную перевели с мазута на отходы производства обанкроченного деревообрабатывающего комбината - сырые опилки. Мазут – дорогой, а газа тут нет. С тех пор Максатиха ежегодно замерзает: по требованию прокурора закрываются школы, детские сады и больницы, все живое вымерзает и начинается бунт.

Когда дело доходит до рейтинга и федерального скандала, то губернатор Игорь Руденя вновь грозится вернуть коммуникации в казну. Уездный прокурор топает ножками, селяне стучат зубами, бюджет платит.

Так и живет депрессивный район третий десяток лет подряд - задыхаясь, замерзая и матерясь, - с тех пор, как градообразующее предприятие и Администрацию Максатихи обанкротил местный депутат, владелец «Лесопромышленного холдинга «Интерлес» Алексей Сальников. Этот человек близок к экс-губернатору Дмитрию Зеленину и долгое время руководил местной приемной полпреда, торжественно открытой в офисе сальниковского холдинга «Интерфорест». Среди его деловых партнёров - продюсер «Наутилиус Помпилиус» Борис Агрест, прославившийся разводом с женой Жанной Кремень и дочкой Алисой Устиновой – «одноразовым» поставщиком Газпрома.

 

У опрошенных мной максатихинцев нет никаких сомнений относительно личности «хозяина района». После очередного холодомора, налоговики нашли у сальниковской фирмы-поставщика тепла ООО «ПК «Теплоэнергосбыт» десятки налоговых нарушений, суть которых сводится к завышению себестоимости через фиктивный документооборот с фирмами-прокладками.

Одновременно прошел «разбор полетов» в максатихинском суде, где сотрудники Алексея Сальникова в красках расписали структуру его холдинга, состоящего из офшорных держателей активов и десятка фирм-прокладок, которые накапливают долги перед бюджетом, жителями и энергетиками, а затем сливаются. Итог этих зафиксированных судами откровений, носящих характер преюдиции – нулевой.

Опять прокуратура сонно пробормотала: «В экономической составляющей жилищно-коммунального комплекса района давно сложилась типовая технология причинения имущественного вреда субъектам ресурсоснабжения  - путем расходования денег, внесенных гражданами за коммунальные услуги. Затем используются процедуры банкротства в качестве способа ухода от ответственности. В таких схемах были задействованы и муниципальные предприятия». Осудили лишь номинального директора Сергея Филиппова, а Сальников сменил прокладки и всё вернулось на круги своя.

Отмечу, что прелесть работы профессиональных мошенников с профессиональными арбитражниками состоит в том, что у них всегда есть высокий шанс удержать проблемную ситуацию в плоскости арбитражного права и не перейти в гораздо более опасную – уголовную. Полиция в банкротных делах понимает не больше, чем свинья в апельсинах. И лишь ФНС проявляет более-менее положительную тенденцию в защите интересов государства в сложных банкротных процедурах. Шансы правоохранителей и налоговиков в отдельных процедурах крайне низки, а уж увидеть ситуацию в целом, даже при наличии сотни доступных и открытых первоисточников – не способен вообще никто.

Однако выход из замкнутого круга есть. Для этого нужно лишь разобраться в том, как устроен рентабельно-банкротный бизнес Алексея Сальникова и воспользоваться новомодной практикой – привлечением к ответственности контролирующих лиц должника. А холдинг Сальникова живет в долг третий десяток лет.

 

Офшорный бог котельной

gallery/salnikov
gallery/385502_original

         В 2000-х годах Алексей Сальников пригласил на руководство районом команду юристов и арбитражных управляющих - Вячеслава Елиферова, Дмитрия Курочкина, Никиту Попова, Андрея Рыжова, Ирину Шабельную, Юрия Синеокого и десяток других персонажей, которые в публичном пространстве выступали от лица НП «Межрегиональное правовое управление», «Дело и право БПП» и ООО «МэйДэй». В Тверской области команда прославилась лихим «освоением» средств СМП-банка, банка «Россия», «Сбербанка» и «Банка ВТБ». Миллиардные кредиты безвозвратно пропали в ходе банкротств Конаковского фаянсового заводастекольного завода «Востек», «Центрального автомобильного ломбарда» и сотен других компаний, процедурами банкротств которых управляли эти энергичные и талантливые люди.

         Например, до появления команды Вячеслава Елиферова на градообразующем Конаковском фаянсовом заводе работало 5 тысяч человек. Ныне от завода остались горы строительного мусора, офисные центры, мелкое кустарное производство и заброшенный проект строительства торгового центра на его месте. СМП Банк (братья Ротенберги) и Банк «Россия» (имеющий репутацию «банка Путина») имели неосторожность кредитовать компании Попова и Елиферова. В итоге банкиры потеряли деньги в мутных и бесконечно долгих процедурах банкротства, которые по невероятному стечению обстоятельств вела участник одного из заёмщиков – судья Ирина Шабельная из некоммерческого партнёрства «Межрегиональное правовое управление». Более трагична судьба градообразующего завода «Востек», от которого и вовсе ничего не осталось, кроме брошенных на произвол судьбы людей и кусающих локти банкиров. Лидеры коллектива Никита Попов и Дмитрий Курочкин ушли в личное управляемое банкротство и продемонстрировали кредиторам высокий класс владения процедурными нюансами.

Командой «МэйДэй» руководят Никита Попов и конкурсный управляющий Андрей Рыжов, которые от лица компании вещают о технологиях банкротства в эфире телеканала Россия.

       Схемы фабрикации долгов для контроля над банкротством банальны и хорошо описаны на сайте «МэйДэй». В основной состав группы входят арбитражные управляющие Юрий Синеокий, Анжелика Жирехина (банкрот), Екатерина Голубович, Анна Прохоренко, Павел Тарасов, Александр Литовченко, Наргиз Абдуллаева, Антон Ермилин и Оксана Шитик. Ранее, до конфликта с Алексеем Сальниковым, в группу входил бывший друг Попова - арбитражный управляющий Вячеслав Елиферов – директор единственной котельной Максатихи, экс-директор Конаковского фаянсового завода, потом глава Максатихинского района, а ныне директор крупнейшего подрядчика бюджета Тверской области – ООО «ТВ-Регион». Большая часть команды «МэйДэй» состоит в УрСО АУ и Ассоциации ВАУ «Достояние». Сбором активов с разных процедур заняты очаровательная Екатерина Ким  - гражданская жена Никиты Попова, и Екатерина Голубович. Юридическую поддержку обеспечивают Евгения Васильева (однокурсница Попова), Любовь Высоцкая, Ольга Пушкина, Вадим Жирков, Наталья Плясенко и Анна Воротилина. Последние две дамы были соучредителями НП «Межрегиональное правовое управление» совместно с судьёй Арбитражного суда Тверской области Ириной Шабельной, которая фигурирует во всех наиболее ярких эпизодах деятельности ООО «МэйДэй», а ранее была сотрудницей скандально известного тверского банкрота от ЖКХ - ООО «Тверьтепло». Объединяет практически все крупные процедуры фигура банкрота Дмитрия Курочкина, председателя правления НП «Межрегиональное правовое управление», председателя совета директоров ОАО «Конаковский фаянсовый завод» и соучредителя «Центрального автомобильного ломбарда», который ликвидируется за многочисленные нарушения по требованию Банка России.

         Анализ сотни процедур банкротства команды Попова позволяет выделить десяток юридических лиц, которые кучно кочуют из одного реестра требований кредиторов в другой. Можно уверенно предположить, что за такими «совпадениями» стоят фиктивные долги, классификация и технология создания и борьбы с которыми доходчиво изложена на сайте ООО «МэйДэй». Приёмы фальсификации долгов стары и надёжны как удар ломом. Две формально независимые фирмы без лишних прений судятся, признают долг и получают исполнительный лист. Этим долгом включаются в реестр требований кредиторов и выталкивают оттуда добросовестных кредиторов. Также рисуются долги МУПов перед аффилированными поставщиками за фиктивные ремонты и поставки топлива. Энергичные коммерческие участники банкротных процессов ещё могут противостоять таким приёмам, а налоговики, энергетики, прокуроры, муниципалы и банкиры, у которых нет мелкоуголовных навыков подделки договоров займа задним числом, мотивированных сотрудников и бюджета на экспертизы, – как правило, утираются и занимают в РТК место в углу для неудачников. Именно по этой причине в абсолютном большинстве процедур ООО «МэйДэй» страдают интересы данных категорий, включая даже банки с особым неформальным статусом вроде АО «Банк Россия», Сбербанка и СМП-Банка.

        

       Еще одна объединяющая процедуры «МэйДэй» черта – услуги организаторов торгов ООО «РЭД»  и ООО «Межрегиональная электронная торговая система».  ООО «РЭД» зарегистрирована в полуразрушенном бараке в г.Конаково, предоставленном компанией Никиты Попова – ООО «Форсан», которая  прославилась наглым хищением задатков (уголовное дело № 11701280011000470) и абсурдными требованиями (формулировка УФАС) к участникам торгов. Большая часть компаний регистрируется в одном адресе с НП «МПУ» (Тверь, Серебряная 12), на развалинах Конаковского фаянсового завода (Конаково, пл. Калинина д. 3) или в помещениях ЗАО «РСУ «Лосинка» (Москва, ул. Стартовая д. 1). Большинство компаний Никиты Попова и Андрея Рыжова состоят из адреса и директора и необычайно активны в своём арбитражном взаимодействии.

            Ретроспективный анализ проектов команды «МэйДэй» делает вполне очевидным взаимосвязь ключевых членов и распределение ролей в деле борьбы за реестры требований кредиторов и активы. Против столь продуманных ребят, юридически грамотных и оснащённых богатым инструментарием, у фискалов, полицейских, банков и неподготовленных к войне кредиторов – шансов практически ноль. К чему ведет беззубость полиции, прокуроров и фискалов в борьбе с долговыми фальсификаторами? Пример вымирающей, замерзающей, нищей, утопающей в мусоре и фекалиях Максатихи - идеален. За каждой проблемой – банкротное предприятие и подозрительно часто мелькающие знакомые фамилии Рыжова, Попова, Синеокого, Жирехиной и других девчат и парней из ООО «МэйДэй». Жителям нищей Максатихи будет интересно узнать, как разворовываются деньги, которые благодаря Попову, Рыжову, Синеокому и другим спецам из «МэйДэй», они платят Алексею Сальникову за сырые опилки и гнилую воду.

Феодально-коммунальный ад

gallery/kzfka2il1pwu2ptrewgxthikuojp62

      Примерно с 2003 года Алексей Сальников, Никита Попов и Андрей Рыжов реализуют общий проект в Максатихе, суть которого сводится к паразитированию за счет интересов населения, экологии, бюджета и энергетиков. В основе процедуры – удержание ключевых активов (деревообрабатывающий завод, коммуникации, котельная, очистные) и контроль за МУПами, которые собирают платежи за коммуналку. Между балансодержателями активов и потребителями встраиваются технические прокладки, которые накапливают долги перед энергетиками, налоговиками и поставщиками, после чего меняют названия и адреса, затем банкротятся и меняются на новые прокладки, зарегистрированные на сотрудников и доверенных лиц Сальникова и Бориса Агреста. Практически все сотрудники Алексея Сальникова имеют дополнительную трудовую повинность по номинальному директорству и депутатству. Не верите? Зайдите на сайт Максатихинского районного суда и почитайте решение по уголовному делу № 1-1/2013, постановление по делу А66-7095/2014 и заявление номинального директора одной из компаний Алексея Сальникова о привлечении патрона к субсидиарной ответственности.

Обращает на себя внимание системность, с которой опутывают сетью банкротных процедур. Бывший номинальный директор максатихинской котельной Алексея Сальникова - Вячеслав Елиферов занял место главы Максатихинского района, Юрий Синеокий стал главой обанкроченной администрации Максатихи, Андрей Рыжов взял на себя банкротство МУП «МКУ», Анжелика Жирехина - МУП «ГКС», Никита Попов – банкротил градообразующий «Максатихинский деревообрабатывающий комбинат», Павел Тарасов - МУМПКХ. Полуживые МУПы были обанкрочены фирмами Агреста-Сальникова-Попова. Они собирают платежи населения, раздают их субподрядчикам Сальникова, а через прокуратуру вымогают у местных энергетиков гарантированные поставки электричества на правах структур, снабжающих теплом больницы, школы и детские сады.

     Дела о банкротствах стабильно и совершенно случайно (смайл) попадали к судье Ирине Шабельной, которая вплоть до 2018 года числилась соучредителем НП «Межрегиональное правовое управление».  В МУПы попало канализационное хозяйство, а «субчиками» стали компании Сальникова и Елиферова, которые зарабатывают на сдаче в аренду канализации, котельных, поставке топлива, бесчисленных ремонтных работах, которые легко актировались и не особо проверялись. Анализ холдинга Сальникова-Агреста показывает, что большая часть компаний зарегистрирована в бизнес-центре «Алтуфьевский», в офисе доверенного лица Бориса Агреста – гражданина Израиля Александра Радостина. Многие компании имеют общие телефоны и группу перетекающих от одного юрлица к другому директоров и учредителей. Свою мутную жизнь компании Сальникова, как правило, заканчивают банкротством в исполнении арбитражников из ООО «МэйДэй». Счета компании открывали в аффилированном с Борисом Агрестом «Русском международном банке», который возглавлял музыкант Алексей Курочкин из группы «Аллегро». Наиграл он на дыру в 12 миллиардов рублей, которую мы с вами закрываем из наших налогов. С российскими следователями Курочкин предпочитает общаться из Америки, в комфортном режиме.

 

Рецепт исхода из банкротного ханства

             На сегодняшний день сражение чиновников и энергетиков с прокладками Алексея Сальникова выглядит откровенно смешно. Ценителям изысканных юридических споров рекомендую обратиться к материалам уголовного дела № 1-16/2018 арбитражного управляющего МУП «ГКС» Анжелики Жирехиной. Именно её прокурор Долгинцев пытался назначить «козлицей отпущения» за экологическую катастрофу и «непобедимый фекальный фонтан» стоимостью 300 миллионов рублей, который третий год заливает ядовитой смрадной жижей Максатиху и реки Тверской области.

Начал он с грозного обвинения на сайте администрации Максатихи, где расписал смертные грехи Жирехиной и обещал 5 лет каторги, а закончил позорным поражением в споре с судьёй о содержимом непобедимого фекального фонтана. Нет, без шуток, судья и прокурор на полном серьёзе обсуждали состав «непобедимого фекального фонтана» и прокурор проиграл. За экологическую катастрофу и страдания отравленных миазмами и глистами людей - никто не наказан. Речь о наказании действительно виновных и о взыскании ущерба всерьез не идет, так как Министерство экологии Тверской области кусает в суде МУП, учредителем которого является Администрация Максатихи. То есть взыскать можно в пользу бюджета только с бюджета, а Жирехина уже банкрот.

         Однако выход из ситуации есть, так как команда Попова увязла в уголовном деле ООО «РЭД», где ребята и девчата из ООО «МэйДэй» достигли пика наглости. Крайне интересно уголовное дело, которое вёл оперуполномоченный муж Анжелики Жирехиной, в отношении здания на Маяковского 31 в городе Конаково, где было зарегистрировано ООО «РЭД». Технология его перехода в собственность группы расписана в материалах арбитражного дела, но благодаря оперуполномоченному Жирехину Сергею Николаевичу, действия друзей его жены не получили оценки в рамках УК РФ. Третье уголовное дело у прокурора Долгинцева, в руках которого 300 миллионов ущерба природе и утопающие в фекалиях обитатели Максатихи.

       От Рудени требуется лишь дать указание наказать и взыскать ущерб не с дежурных козлов отпущения, а контролирующих лиц. В последние годы такая практика с подачи ФНС устоялась, так как люди у нас – вторая нефть и налоговики заинтересованы «добывать» жирных выгодополучателей, а не тощих номиналов. В отношении Алексея Сальникова такой звоночек уже прозвучал, его бывший сотрудник Сергей Филиппов потребовал взыскать с патрона пять миллионов рублей в деле о банкротстве ООО «Производственная компания «Теплоэнергосбыт». Аналогичный иск подан в отношении Никиты Попова и Андрея Рыжова в деле о хищении задатков по торгам имуществом ЗАО «РСУ «Лосинка». Не менее интересно исследовать роль Бориса Агреста как в уголовном деле о хищении 12 миллиардов из «Русского международного банка», столь любимого его партнёром – Алексеем Сальниковым. Из решения суда по делу Сергея Филиппова и информации из ЕГРЮЛ однозначно следует, что уж как минимум ближний круг и партнёры Бориса Агреста плотно связаны с бизнесом Алексея Сальникова в Максатихе.

       Еще более непонятные вопросы – как устанавливались тарифы за услуги МУП «ГКС» и МУП «МКС»? И если решениям по делу А66-7095/2014 (ФНС против ООО «ПК Теплоэнергосбыт») закреплено расхищение средств населения многочисленными «прокладками», а схема ротации «прокладок» и номиналов расписана в решении по уголовному делу Сергея Филиппова, то почему бездействует Региональная энергетическая комиссия и правоохранительные органы? Кто вернет людям украденные у них деньги? Где попытки доблестного прокурора Долгинцева вернуть расхищенные средства, в том числе инвестиционную составляющую тарифа, которая должна была пойти на обновление очистных сооружений и новую котельную? Или вот хороший вопрос - почему в нарушение части 1 статьи 9 Федерального закона от 07.12.2011 № 416-ФЗ «О водоснабжении и водоотведении» коммуникации оказались в частных руках? Повторюсь – речь идет о вопиюще больной проблеме, десятилетиями город задыхается в смрадных испарениях и замерзает, целые дома тонут в болоте из фекалий, а прокурор не имеет времени и возможности взять из открытых источников готовые решения, чтобы взыскать ущерб с виновных лиц. Всем известных и не считающих необходимым скрываться. 

Вопросов прокуратура может поставить много, но не ставит. Вот, например - почему столь вяло ведет себя Администрация Максатихи, которая больше имитирует попытки возврата коммуникаций в казну, чем реально пытается это сделать? Почему на новые коммунальные МУПы назначен директором заместитель Алексея Сальникова – Александр Агапов, который не раз замораживал Максатиху и довел до банкротства предыдущий МУП «ГКС» и не передал конкурсному управляющему Анжелике Жирехиной документы, на основе которых сформировалась задолженность перед компаниями Сальникова? Почему он не привлечен к субсидиарной ответственности и успешно ведет к банкротству МУП «КОММСЕРВИС»? Чем закончилось уголовное дело в Бежецком МСО СУ СК РФ по Тверской области, которое в 2014 году проверяла законность распродажи МУП «ГКС» муниципального имущества? Чем закончилось служебное расследование в отношении нынешнего главы района и бывшего милиционера Константина Паскина? Почему выведена в резерв новая модульная котельная, а пыхтит на сырых опилках котельная Алексея Сальникова?  Кто, кстати, три года назад швырнул гранату в здание Администрации в разгар конфликта Алексея Сальникова и восставшего против него Вячеслава Елиферова? А чем закончилось расследование Следственным комитетом дела в отношении Юрия Синеокого в скандальной истории с продажей структурам Сальникова общежитий вместе с людьми?

Думаю, что следователям стоит навестить в АО «Банк Россия», «СМП-Банк», «Сбербанк» и ВТБ, которые пострадали от деятельности энергичной команды Никиты Попова и с удовольствием поделятся своей болью. Получатся статусные банки, имеющие репутацию ого-го-го каких лоббистов, утерлись в борьбе с тверскими арбитражниками. Не менее интересна судьба проверки, которую проводило по заявлению АО «Атомэнергосбыт» в отношении МУП «ГКС» Управление внутренних дел Тверской области ОМВД России по Конаковскому району. Они не могут отключить муниципальные предприятия под руководством Андрея Рыжова и Анжелики Жирехиной, но и денег своих получить не могли. Более того, компания Алексея Сальникова ООО «Альтернатива» откусила кусок сетевого хозяйства и дошла до Верховного суда в наглой попытке взыскать с энергетиков 30 миллионов рублей за транзит. Не менее забавный эпизод с незаконным подключением другой фирмы Сальникова на территории очистных сооружений и непобедимого фекального фонтана. Из судебного акта следует, что ущерб составляет 15 миллионов рублей. Удалось ли их взыскать? Кто организовал врезку? Кто наказан?  Полагаю, что следствие тоже утонуло в тине, но при наличии губернаторской воли собрать воедино материалы проверок и установить контролирующих лиц системы Агреста-Сальникова-Попова особого труда не составит.

     Если присовокупить к делу оперативного учета приговор по уголовному делу Сергея Филиппова, материалы проверки ФНС в отношении ООО «ПК «Теплоэнергосбыт» и материалы упомянутых дел, то можно - хоть завтра возбуждать новые уголовные дела по целому букету тяжелых уголовных статей.  Учитывая, что дутые долги перед карманными кредиторами занимают место добросовестных кредиторов, в том числе ФНС, то уголовная квалификация бурной деятельности по обналичиванию коммунальных денег из карманов нищих жителей Максатихи - представляется вполне очевидной. Оценку в рамках уголовного кодекса может получить и деятельность по системному накоплению «прокладками» долгов по арендной плате и энергетиками с последующим сливом через банкротство или «переезд» в лояльные налоговые. На мой вкус это статьи 303 УК РФ (подлог), 196 УК РФ (преднамеренное банкротство), 159 УК РФ (мошенничество) и 210 УК РФ (организация преступного сообщества). Именно так сделали в Архангельской области, где ребята и девчата из ООО «МэйДэй» прикрывают отход мошенников из ООО «Соловки Электросбыт». Годы холодомора закончились, как только директор и учредитель получил приговор по 159 УК РФ.

Именно в руках губернатора Игоря Рудени реальная возможность добиться возбуждения уголовного дела по статье 210 УК РФ (организация преступного сообщества) и взыскать с бенефициаров банкротных схем ущерб за экологическую катастрофу и десятилетия феодально-коммунального ада.

 

PS

 

Прошу считать мою статью заявлением в УФСБ, Прокуратуру и Следственный комитет по Тверской области.      

 

Приложение: